Фотограф-изобретатель Алексей Греков

Имя русского фотографа-изобретателя Алексея Федоровича Грекова было незаслуженно забыто на протяжении длительного периода времени. С. Л. Левицкий даже спустя полвека после смерти Грекова в своих воспоминаниях нелестно отзывался о достижениях своего конкурента. Однако обнаруженные только во второй половине XX века сведения о работе Грекова позволяют по достоинству оценить его роль в качестве первого в России дагеротиписта.

Кроме того, именно он всерьез отнесся к замыслу Ж. Н. Ньепса, французского ученого-оптика, не только закрепить «световой рисунок», но и отыскать средство для многократного воспроизведения закрепленных световых изображений.

Родился Алексей Греков в 1800 году в семье мелкопоместного дворянина Ярославской губернии. Несмотря на не слишком высокое социальное положение семьи, мальчик получил хорошее, основательное образование во втором кадетском корпусе в Петербурге. В XIX веке это образовательное заведение было на хорошем счету, в нем готовили офицеров для инженерных и артиллерийских войск. Грекова, оказавшегося способным к занятиям механикой, было решено оставить при корпусе по окончании срока обучения. Вскоре, однако, он перевелся в пехотный полк, а к 1824 году совсем оставил военную службу.

Устроившись на первое время работать землемером в Костромской губернии, Греков через короткий промежуток времени принял участие в оборудовании губернской типографии и стал профессиональным полиграфистом. Имя Грекова в качестве изобретателя стало известно только через 9 лет после начала работы в типографии и было связано с предложением использовать в качестве основы для печати медные и жестяные пластины. Это нововведение было принято и долгое время активно применялось на практике.

В 1834 году вышла в свет первая книга, отпечатанная в Петербурге, — «Описание металлографии», в которой рассматривался принцип способа плоской печати, в основе которого лежала различная способность металлов удерживать краску.

Одно из названий плоской печати, при которой буквы и фон печатающего пресса находятся на одном уровне, но изготавливаются из различных материалов и сплавов, — офсетная печать. Технология офсетной печати практически не изменилась с XIX века и до сих пор является одним из наиболее распространенных способов нанесения оттисков на бумажный лист в условиях типографии.

На первом издании научной монографии значился псевдоним «Соч. В. Окергиескела», являющийся, по сути, словом-перевертышем: при прочтении нелепой фамилии справа налево читатель узнает настоящие полные имя и фамилию автора — Алексей Греков. Дворянин счел правильным воспользоваться именно псевдонимом, поскольку для того времени это была весьма характерная особенность этикета.

Через два года после выхода книги Греков переехал в Москву, где поступил на службу в университетскую типографию в качестве помощника издателя газеты «Московские ведомости». Там он занимался переводом научных статей с различных иностранных языков. Однако через несколько лет его лингвистические и литературоведческие интересы были оттеснены мощной тягой к изобретательской деятельности в двух областях — гальванопластике и фотографии.

К тому времени как Греков решился на проведение первых опытов в фотографии, широко применялся дагеротипный способ запечатления изображения. Однако подобная методика являлась неоправданно затратной технологией. Аппарат мог работать только несколько минут, поэтому съемка портретов была практически недостижимым мастерством: мешал зеркальный блеск дагеротипной пластины, изображение оказывалось непрочным, легко смазывалось и стиралось при даже самом легком к нему прикосновении, пластинки, поверхность которых изготавливалась из серебра, оказывались доступными далеко не каждому, да и мало кто из заказчиков мог похвастаться колоссальной выдержкой, чтобы в течение 10 мин оставаться совершенно неподвижным.

В Европе уже приступили к поиску альтернативы этого способа сохранения информации. В России такие опыты проводил только Греков. И вот, весной 1840 года, немного позже, чем Л. Ж. М. Дагеру и Н. Ньепсу, Грекову удалось добиться прочного, относительно четкого изображения. После этого успеха он стал пользоваться во время своих опытов исключительно медными и латунными накладками на дагеротипную табличку: более дорогой и благородный металл, такой как повсеместно используемое до этого серебро, оказался по ряду характеристик хуже. Используя гальваническое приспособление Якоби, Греков серебрил пластинки из меди и латуни. Слой драгоценного вещества при этом являлся тончайшим, поэтому пластины были доступны более широкому кругу желающих сфотографироваться.

Вскоре Греков шагнул еще дальше, став наносить на свои дагеротипные пластинки тончайший слой золота. Качество получаемого изображения при этом увеличилось в разы, а на цену отдельно взятой пластинки это практически не повлияло: столь малое количество золота уходило на обработку пластины. Уже с мая 1840 года в газете «Московские ведомости» начали появляться заметки научно-популярной направленности с подписями А. Гр. или А. Гр...в. В них дагерограф делился с читателями своими успехами и достижениями.

Одновременно с опытами, касающимися дагеротипов, Греков, как знаток типографского дела, искал способ оставлять подобные дагеротипические оттиски не только на металле, но и на бумаге.

Первые еще нечеткие и размытые изображения начали появляться уже в том же 1840 году. Исследователи полагают, что в этих работах использовалась разработанная самим Грековым технология плоской печати. Таким образом, Алексей Греков явился первопроходцем еще в одной области — печати фотографий.

Открытие изобретателя было замечено и освещено на страницах петербургской газеты «Посредник»: опытами, проводимыми Грековым, заинтересовался находившийся в то время в Москве французский ученый М. Дарбель. Письма, сопровождаемые фотографическими оттисками на бумаге, он выслал ученому совету в Париж. К концу 1840 года в Парижской академии наук об опытах русского фотографа сообщил Д. Ф. Араго. На успехи московского изобретателя откликнулась сначала французская «Echo Monde Savant», а затем и штутгартская газета «Das Ausland» в статье под названием «Закрепление дагеротипного изображения». Подобные публикации способствовали скорому распространению идей российского дагеротиписта по всей просвещенной Европе.

Через 2 года после такого успеха университетская типография в Москве выпустила новую книгу Алексея Грекова, подписанную «А. Гр-в», под названием «Теоретическое и практическое руководство к золочению, платинированию...» (1842), где техника, разработанная по методологии Якоби, была детально прописана и проанализирована. В следующем году статью Грекова, посвященную способу золочения пластин в гальванованне, решил опубликовать весьма авторитетный на то время петербургский литературный ежемесячник «Отечественные записки». Статью прокомментировал сам В. Г. Белинский, известнейший литературный критик, после чего имя Алексея Грекова было на слуху у всей московской интеллигенции.

Помимо прочих заслуг, Греков явился первым в истории фотографического искусства профессиональным художником-портретистом. В одной из заметок, опубликованных в «Московских ведомостях» от 1840 года, он сообщал о том, что после многократных опытов ему удалось получить красивые портреты.

Технология фотографирования по способу Дагера была чрезвычайно неприятной для изображаемого: для лучшего светоотражения лицо человека натирали мелом, а волосы густо посыпали тонкой рисовой пудрой. Малейшее движение загримированного таким образом человека сводило на нет всю работу и приводило в негодность дагерокарту: «Думали употребить его, (то есть дагеротип) на снятие портретов, но опыты были неудачны... Малейшее движение губ, бровей, ноздрей придает фигурам безобразный вид, уничтожает сходство».

В ходе своих экспериментов Греков тоже столкнулся с этими трудностями, но смог их преодолеть. В 1840 году он даже открыл «художественный кабинет» для тех, кто желает получить свой портрет «величиной с табакерку». В июле этого же года в газете появилась публикация о том, что для сохранения четкости изображения и удобства клиентов в салоне установлено кресло с подушечкой для опоры головы. Кроме того, Греков смог существенно сократить время выдержки дагеротипа: теперь вместо четверти часа получение изображения занимало 2,5 минуты в солнечную и 4—5 минут в пасмурную погоду.

Совершенствуя технологию дагеротипа, Греков параллельно улучшал методику получения фотоизображения, за основу которой был положен способ, предложенный Ф. Табольтом. Греков не только улучшил старый способ, получая изображения, по качеству сравнимые с фотографиями середины XX века, но и разработал технологию получения фотобумаги, изображение на которой способна оставить даже камера-обскура. Об этих разработках и плодах своих достижений он написал в одной из статей за 1840 год, к которым присовокупил фотографии пейзажей, полученных с помощью особенно чувствительной фотобумаги и камеры обскуры.

В августе 1841 года в типографии Н. Степанова Грековым была выпущена брошюра без подписи, называвшаяся «Живописец без кисти и без красок, снимающий всякие изображения, портреты, ландшафты и проч. в настоящем их свете и со всеми оттенками в несколько минут». Помимо собственно ландшафтов и портретов, брошюра содержала также указания о технике съемки и впервые о ее художественной стороне. Было приведено несколько советов по углублению цвета изображения (темно-серого, фиолетового, золотистого, светло или темно-коричневого). Таким образом, фотография настойчиво стала заявлять о себе как о зарождающемся новом искусстве.

Кроме того, Греков явился первым в России человеком, кто стал изготавливать дагеротипные снаряды со всеми необходимыми принадлежностями. В своих газетных публикациях он много и часто говорил о причинах, подтолкнувших его к подобного рода занятиям: «Желая вполне передать моим соотечественникам процесс дагеротипа, я вновь прошу каждого купившего и желающего купить снаряд мой отнестись ко мне в случае каких-либо недоразумений; за удовольствие почту несколько раз повторить для него действие снарядом...».

Однако судьба оказалась несправедлива к талантливому изобретателю. В 1843 году Греков был вынужден покинуть Москву и вернуться в Петербург на должность начальника типографии губернского правления. На следующий год он издал книгу, посвященную тонкостям гальванопластического дела, но вскоре имя Грекова оказалось забыто.

Причины несправедливого отношения к изобретателю становятся понятными после обращения к документам, хранящимся в архиве Московского университета. Проводимые Грековым опыты требовали огромных денежных вложений, а его «художественный кабинет» был не в состоянии конкурировать с ателье заграничных дагеротипистов. Производимые им «снаряды» также не могли поправить сложного материального положения. Начальство типографии насчитало за Грековым долг, в три раза больший его годового жалования. Проживая в Петербурге, Греков работал для того, чтобы покрыть долг типографии, но так и не успел: после его смерти компенсацию долга на себя взяла его вдова.

Софья Исаева

Источник


О фотографии

Вас может также заинтересовать:

21 октября 2017

Новый представитель серии BD-проигрывателей дисков японской корпорации Sony BDP-S300 занимает самую нижнюю позицию в линейке. Но при стоимости порядка 20 тыс. руб. бюджетным его можно назвать только на фоне старших моделей серии и эквивалентных им устройств брендов первой величины.

21 октября 2017

Свершилось! Плазменный бренд Pioneer стал просто телевизионным. Стал таковым он сразу после того, как объявил о своем решении выпускать жидкокристаллические телевизоры. Но все же, когда видишь своими глазами микроскопический телевизор (ну, по крайней мере на фоне огромных плазменных панелей 32 дюйма — это очень немного) с гордым лейблом Pioneer, поневоле начинаешь понимать, что в этой жизни что-то произошло.

21 октября 2017

Nikon D4 – первые впечатления, обзор в эксплуатации, тестовые снимки Nikon D4 серьезный фотоаппарат за серьезную цену. Цена D4 в два раза превышает стоимость недавно анонсированного Nikon D800, но при этом...